парадигматические отношения в синтаксисе ^

Парадигматические отношения в синтаксисе


§ 106. До недавнего времени в синтаксисе изучались преимущественно различные типы предложений, взятые изолированно, на взаимосвязь этих типов обращалось сравнительно мало внимания. Соответственно сфера синтаксиса обнаруживала в лингвистических описаниях существенно меньшую системность, нежели сферы морфологии и фонологии. В настоящее время активно разрабатываются различные методы выяснения и описания взаимосвязи, взаимодействия синтаксических структур, иначе говоря, изучаются проблемы синтаксической парадигматики.

§ 107. Как уже говорилось ранее (см. § 13), парадигматические отношения — это отношения элементов в рамках системы. Парадигматические отношения в синтаксисе — это отношения между структурными типами (подтипами) предложений и правила перехода от одних предложений к другим.

Отношения между предложениями реализуются прежде всего в рамках синтаксических парадигм — противопоставленных рядов синтаксических структур, аналогичных в определенной степени морфологическим парадигмам, образующимся противопоставленными рядами словоформ. Например, синтаксическую парадигму образуют структуры, соответствующие предложениям разных коммуникативных типов: повествовательному, вопросительному, побудительному, например: Ты спишь.Ты спишь? (Спишь ли ты?)Спи!

Заметим, что самостоятельным членом парадигмы может быть лишь предложение, отличающееся синтаксически; отличия же сугубо морфологические (например, во времени и числе) не дают нового члена парадигмы.

Члены синтаксической парадигмы отличаются друг от друга только грамматически (синтаксически), а не значением входящих в них знаменательных слов. /103//104/

Каждый структурный тип предложения входит обычно в несколько рядов противопоставлений, являясь, таким образом, одновременно членом нескольких парадигм. Например, структурный тип, лежащий в основе предложения Плотники строят дом, с одной стороны, противопоставлен вопросительному и побудительному типам, с другой же — пассивному (Дом строится плотниками). Соответственно возникает проблема описания отношений не только внутри синтаксических парадигм, по и между ними.

§ 108. Если отношения между членами синтаксической парадигмы аналогичны формообразовательным связям в морфологии, то словообразовательным связям аналогичны деривационные отношения. Деривационные отношения имеют место между предложениями, которые можно рассматривать как произведенные одно от другого, причем производное предложение отличается от исходного не только синтаксически, но и лексически. Такие отношения целесообразно описывать как правила перехода от одного предложения к другому, или правила синтаксической деривации. Поскольку правила синтаксической деривации больше связаны с конкретным лексическим наполнением синтаксической структуры, они сравнительно более «чувствительны» к лексемному составу предложений, нежели правила, описывающие переход от одного члена синтаксической парадигмы к другому.

Правила синтаксической деривации описывают, в частности, каким образом производится распространение предложения или, напротив, его «свертывание» (обратная деривация), например: Человек рубит деревоЧеловек рубит дерево топоромЧеловек в куртке рубит дерево острым топором и т. д. или же: Женщина шьет платьеЖенщина шьет.

К правилам синтаксической деривации следует отнести, вероятно, и правила образования сложных предложений из простых, а также правила преобразования предложений в зависимые словосочетания. Например, для введения предложения Он приехал в состав другого предложения необходимо преобразовать его либо в придаточное (Я знаю, что он приехал), либо в словосочетание с компонентами в соответствующем падеже (Я знаю о его приезде).

§ 109. Особое место в синтаксической парадигматике занимают так называемые правила перифразирования. Эти правила указывают, каким образом можно изменять предложение, сохраняя при этом его смысл. Правила перифразирования можно рассматривать в двух аспектах: как правила перехода от одного и того же смысла к разным синтаксическим структурам и как взаимные преобразования предложений с сохранением смысла. Первый аспект существен для порожде-/104//105/ния речи, второй — для установления собственно внутрисистемных отношений.

Правила перифразирования могут затрагивать как исключительно синтаксическую структуру предложения, например, преобразование актива в пассив, так и его лексический состав. Пример предложений, получаемых по правилам перифразирования: Эта мысль ужасает ееОна ужасается этой мыслиОна испытывает ужас перед этой мысльюЭта мысль внушает ей ужасЭта мысль приводит ее в ужас (пример Ю. Д. Апресяна). В первых двух предложениях изменения не затрагивают лексический состав предложения, меняется лишь синтаксическая структура, в остальных же предложениях происходит частичная замена лексем. Однако во всех предложениях сохраняется один и тот же смысл.

§ 110. Поскольку смысл предложения не определяется полностью его лексическим наполнением, отношения между членами синтаксической парадигмы иногда могут описываться правилами перифразирования (например, соотношение актива и пассива), иногда же — не могут62.

Что же касается правил синтаксической деривации, то они, по определению, не могут быть правилами перифразирования.

Все указанные типы синтаксических отношений и правил, в особенности правила синтаксической деривации и правила перифразирования, имеют огромное практическое значение, в частности, при изучении иностранного языка.

Литература

Апресян Ю. Д. Идеи и методы современной структурной лингвистики. М., 1966.

Долинина И. Б. Способы представления синтаксической структуры предложения. — Типология каузативных конструкций. Морфологический каузатив. Л., 1969.

Москальская О. И. Проблемы системного описания синтаксиса. М., 1974.


1 Термин «грамматика» употреблен здесь в самом широком смысле — как синоним описания языка.


2 «Язык есть практическое,...действительное сознание», — пишут К. Маркс и Ф. Энгельс в «Немецкой идеологии» (Сочинения. Изд. 2, т. 3, с. 29).


3 Недавно К. Г. Крушельницкая показала, что принятый в нашей литературе перевод высказывания К. Маркса относительно сущности языка не вполне точен: в действительности Маркс утверждает, что «непосредственной действительностью мысли является язык». Это существенно меняет дело, ибо в таком случае формулировка Маркса не содержит определения основной функции языка, а указывает на форму существования мысли.


4 К такому выводу склонялся в особенности Б. Уорф.


5 Как можно видеть, коммуникативная функция и в этом плане выступает как первичная.


6 Эта автономия подтверждается также теми случаями патологии, когда при крайне низком уровне интеллектуальных возможностей (врожденном слабоумии и т. п.) больные тем не менее в достаточной мере овладевают языком. Такие факты свидетельствуют, что способность к овладению языком в общем не зависит от умственных способностей, как таковых.


7 Подробнее о внутренней речи см. § 166.8.


8 Как говорят, шахматные фигуры могут быть сделаны из чего угодно, при этом король останется королем, а пешка пешкой, т. е. отношения сохраняются. Однако шахматы не могут быть из воды или газа.


9 Некоторых оговорок требуют знаки, относящиеся к единичным объектам, например Наполеон.


10 Точнее, Ельмслев говорил в этом случае о «фигурах выражения», в отличие от «фигур содержания», семантических единиц (об этом см. § 28 и др.).


11 Разумеется, членить на элементы значения нельзя, поскольку значение нематериально.


12 Не случайно школьные грамматики определяют предложение как единицу, «выражающую законченную мысль».


13 Строго говоря, frieden — двуморфемная единица (fried en), но от этого мы здесь можем отвлечься.


14 О взаимодействии уровней речевой деятельности с психолингвистической точки зрения см. § 166 и сл.


15 Компоненты плана содержания, имеющие соответствия в плане выражения и взятые как особые единицы, Л. Ельмслев называл «фигурами содержания».


16 Если не учитывать естественных моделей, которые «стихийно» создаются мозгом, психикой человека при отображении внешней действительности (см. § 4.1).


17 Функционирование такой действующей модели также можно назвать речевой деятельностью.


18 В отличие от ряда лингвистов, мы понимаем под текстом не совокупность означающих, а определенным образом организованную последовательность двусторонних знаков (конкретных, когда рассматривается данный текст, а не абстрактная модель текста).


19 Подробнее об этом см. главу «О психолингвистике».


20 Два или более сегментов как бы «сплавляются» в фонетически единое целое.


21 Для немецкого примера более адекватной была бы транскрипция [ae].


22 Малое надписное [i] указывает на особое качество гласного, вызванное наличием i образного перехода под влиянием соседнего мягкого.


23 В русском языке возможно [g] перед [e], например, гэ — название буквы.


24 Логически правильнее говорить не о признаке, например «смычная», а о признаке «смычность/щелинность» (или же, скажем, признаке «тип преграды»), который принимает два значения: «смычная» и «щелинная» («щелевая»).


25 Можно, однако, заметить, что их выделение из класса согласных выглядит не вполне убедительно.


26 Можно привести такую аналогию: признак деления на расы можно разбить на два двоичных «черный/нечерный» и «белый/небелый», однако сомнительно, чтобы это было оправдано с точки зрения антропологии.


27 Вспомним, что в старых русских грамматиках твердые назывались «дебелыми», а, в соответствии с древнеиндийской традицией, ретрофлексные называются «церебральными», т. е. «мозговыми», «головными».


28 Для тех случаев, когда невозможно перевести сегмент в сильную позицию ввиду отсутствия чередования, вводится понятие гиперфонемы — сложной единицы, объединяющей две или более фонемы, которые не противопоставлены в данной позиции и выбор между которыми невозможен. Например, первая гласная в слове стакан предатавляет гиперфонему /o/a/: это не /e/, и не /u/, которые могут встречаться в данной позиции, но нельзя определить, /o/ это или /a/, поскольку невозможно перевести данный гласный в сильную позицию.


29 Само тождество морфемы в плане выражения определяется при этом живыми фонетическими чередованиями (см. § 41.2).


30 Здесь следует отметить, что концепция Р. И. Аванесова положена в основу описания фонетики в последней академической «Грамматике современного русского литературного языка» (М., 1970).


31 Для единообразия мы используем косые скобки не только для транскрибирования «сильных» фонем, но также при записи «слабых» фонем и фонемных рядов (Р. И. Аванесов для всех видов транскрипции использует квадратные скобки).


32 Аналогичным образом конечный гласный в слове рóга — это слабая фонема /ъ/, не эквивалентная ударной /а/.


33 Тождество морфемы, как и в учении Московской фонологической школы, определяется живыми фонетическими чередованиями.


34 Такой нейтрализации не произойдет, если в языке не окажется морфемы, с которой мог бы совпасть своим означающим вариант, полученный в результате контекстуаль­но обусловленного чередования фонем. Например, при замене /g/ на /k/ в лог нейтра­лизации не будет, поскольку морфемы лок в русском языке не существует (во всяком случае, если не считать редких слов локомоция, локомоторный и некоторых других).


35 Ресиллабация может быть двух типов: либо слоговая граница неоднозначна, например, поч та и по чта, либо слоговая отнесенность (принадлежность) согласного изменяется при сочетании этого слога с другими слогами, например, ток, но то ка: /k/ отрывается от /to/, объединяясь с /a/ в слоге /ka/.


36 В односложных словах, по крайней мере изолированных, единственный слог всегда ударен.


37 Употребление скобок здесь означает, что буду выступает в качестве внешнего знака (признака) формы, а не ее компонента, см. об этом § 72.1.


38 Причисление к морфологии этих двух аспектов спорно. Словообразование иногда выделяют в качестве особой дисциплины, не включаемой в морфологию. Классификацию слов абсолютное большинство лингвистов относит к морфологии, однако это — условность, так как основанием классификации могут быть и синтаксические признаки (см. § 78). В принципе классификация слов могла бы рассматриваться в самостоятельном разделе грамматики.


39 И он остается таковым, даже если к нему добавить словообразовательные суффиксы.


40 Обратное неверно: всякая знаменательная морфема является корнем, но не всякий корень — знаменательная морфема, так как корни есть также у изменяемых служебных слов наподобие немецких артиклей, спрягаемых вспомогательных глаголов в разных языках и т. п.


41 Здесь и ниже для простоты берутся лишь одноморфемные неизменяемые служебные слова.


42 На возможность вставки могут влиять закономерности порядка слов в данном языке: так, при препозитивности артикля и постпозитивности определения — ситуация, характерная для французского языка, — вставки типа тех, что фигурируют в приведенных примерах, конечно невозможны.


43 Правильнее, впрочем, говорить не о предложении, а о высказывании.


44 О словообразующих морфемах см. § 68.3.


45 Сходные проблемы возникают при интерпретации русских слов типа никто, ничто, допускающих вставку; ср. ни к кому, ни к чему, хотя здесь это вставка служебной, а не знаменательной морфемы.


46 Иногда единицы типа англо  относят к особому разряду «связанных слов».


47 Принцип выбора основного варианта слова, в общем, тот же, что и упоминавшийся ранее (см. § 56) принцип выбора основного варианта морфемы: возможность вывести по определенным правилам все остальные варианты, т. е. формы (хотя применительно к слову данная проблема имеет свои сложности, которые мы здесь не обсуждаем).


48 Общее требование о том, что при словообразовании по конверсии изменяется парадигма и/или синтактика слова, при указанном понимании конверсии сохраняется.


49 Поскольку множественность предполагает ряд отдельных предметов, т. е. также своего рода расчлененность.


50 Именно поэтому можно сказать начать образовывать, но нельзя сказать начать образовать.


51 Наподобие того как, например, число и падеж существительного в русском языке выражаются одним и тем же окончанием.


52 Надо отметить, что такой анализ расходится с традиционными представлениями о шестнадцати глагольных временах в английском языке.


53 Иначе говоря, такие падежи равноценны «чисто синтаксическим» падежам только с морфологической точки зрения (так как все они входят в одну парадигму), но существенно отличаются в плане употребления.


54 Этот способ будет варьировать в зависимости от выбранной теории.


55 Если не считать выделения прямого и косвенного дополнения.


56 Понятие дерева заимствовано из математической теории графов, однако его трактов­ка, как и употребление относящихся к нему терминов, в математике, по сравнению с лингвистикой, имеют свои особенности, на чем мы здесь не можем останавливаться.


57 Здесь имеется в виду грамматика зависимостей в узком смысле. В более широком смысле под грамматикой зависимостей иногда понимают любую грамматику, оперирующую направленными связями.


58 На схеме 3 эта характеристика не отражена.


59 Во избежание введения дополнительных символов составляющая рекомендованную помечена па схемах 4, 5 как Adj; начальный символ S (sentence) — предложение.


60 Специфика включающих предложений в китайском, бирманском, тайском и подобных им языках заключается в том, что аналоги русских придаточных предложений в этих языках — так называемые членные предложения — вводятся в точности теми же грамматическими средствами, что //100/101// и отдельные слова, выполняющие соответствующие синтаксические функции, ср., например, бирм. т.у2коу2 т.и1т.и2 ‘([Я] знаю его’ и т.у2 йау4т.и2коу2 т.и1т.и2 ‘[Я] знаю, что он пришел’. Здесь и дополнение, выраженное отдельным словом т.у2 ‘он’, и дополнение, выраженное предложением т.у2 йау4т.и2 ‘он пришел’, одинаково оформлены служебным словом коу2.


61 В трансформационно-порождаюшей грамматике такое предложение называется матричным.


62 Например, преобразование повествовательного предложения в вопросительное может не изменить его лексического наполнения, но явно добавляет новый смысл.



Источник: http://do.gendocs.ru/docs/index-192004.html?page=9

Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Читать тему: Парадигматические отношения в синтаксисе на сайте Лекция. Орг Когда была свадьба у габозовых


Парадигматические отношения в синтаксисе К вопросу о синтаксической парадигме. Парадигма предложений со значением
Парадигматические отношения в синтаксисе Виды грамматических описаний и языковых отношений. МегаЛекции
Парадигматические отношения в синтаксисе Синтагматические и парадигматические отношения в синтаксисе
Парадигматические отношения в синтаксисе Парадигматические отношения в синтаксисе, реферат
Парадигматические отношения в синтаксисе Парадигматика - это. Что такое Парадигматика?
Парадигматические отношения в синтаксисе Виды парадигматических отношений в лексике
Парадигматические отношения в синтаксисе Парадигматические отношения в синтаксисе



ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ